это перевод текста Нила Олливьерра (Neil Ollivierra), директора по бизнесу и правовым вопросам Netflix, "The Netflix Production Legal Lab: Cultivating Business & Legal Affairs Expertise"


Я был нанят в Netflix почти год назад, чтобы разработать программу обучения для юристов с небольшим опытом работы в бизнесе или вообще без него. Программа, ныне известная как Production Legal Lab, была разработана с целью решения дилеммы, возникшей по мере того, как Netflix продолжал масштабировать свои собственные производства. Это история о том, как началось это приключение и где оно находится сегодня.

Дилемма

С точки зрения найма, практически невозможно найти юристов с опытом и навыками, которые точно соответствуют данной работе. Это особенно верно для юридической работы по производству видео, в которой юристы руководят чувствительным и часто сложным привлечением услуг и приобретением прав у творческих профессионалов, таких как актеры, писатели, режиссеры и продюсеры. Вот почему:

  1. Конкуренция между работодателями, чтобы найти и нанять опытных юристов для такой работы, является жесткой.
  2. Собственнический характер производства художественных фильмов и эпизодических серий и связанные с этим быстрые темпы, высокие ставки, конфиденциальность и риски таковы, что немногие работодатели предлагают должности юристов начального уровня; по этой причине трудно найти и нанять даже младших юристов с соответствующим опытом.
  3. Хотя студии разделяют одну и ту же миссию по производству и распространению снятого контента, у каждой из них есть своя собственная культура; кроме того, они придерживаются различных политик и процедур, а также по-разному организуют свои деловые и юридические обязанности, рабочий процесс и команды. Со временем юристы, сопровождающие производство контента, в результате могут стать весьма уникальными для конкретной студии.

И в этом заключается дилемма, возникающая из вышеприведенной динамики.

  1. Работы, которую необходимо сделать, больше, чем квалифицированных людей, способных ее выполнить.
  2. Есть блестящие юристы, которые страстно заинтересованы в этой работе и которые могли бы преуспеть в ней, если бы им дали шанс и надлежащее обучение и наставничество.
  3. Какими бы умными и опытными они ни были, небольшой и эксклюзивный пул профессионалов с одинаковыми характерными чертами находится в невыгодном положении с точки зрения стимулирования инноваций на рабочем месте и в отрасли, поскольку среди них недостаточно разнообразия личного и профессионального опыта, интеллекта и ресурсов. Разнообразие и вовлеченность в форме свежего взгляда на modus operandi выдвигают на первый план новые идеи и точки зрения; свободные от укоренившихся давних отраслевых обычаев и рутинных рабочих процессов, они с большей вероятностью спросят "почему" или “почему нет” и бросят вызов лидерам, чтобы переосмыслить образ действий.

Именно эта дилемма в конечном итоге вдохновила Netflix на создание Production Legal Lab: программы обучения и развития, в которой талантливые и мотивированные юристы с небольшим опытом или его полным отсутствием в области права, связанного с развлечениями (entertainment law) могут быть наняты на постоянной основе и обучены работать самостоятельно в качестве производственных юристов в Netflix. Но как это сделать?

Договоры, связанные с производством фильма или сериала, влияют на десятки, если не сотни профессионалов, работающих вместе над одним и тем же проектом; кинофильм и/или телевизионное производство - это ничто, если бы не командные усилия. Для того чтобы производственный юрист внес значимый вклад в работу команды, важно, чтобы он(а) развил(а) свое понимание вложений, усилий других профессионалов в рассматриваемое производство: кто и что делает, когда они это делают в производственном цикле и какие ожидания у этих профессионалов в отношении вклада самого юриста в производство.

К этому моменту развитие Production Legal Lab сначала потребовало глубокого погружения в то, как развивается производство полнометражного и посерийного контента в Netflix от начала до конца, с целью установления подробных целей обучения для учебной программы. Именно на этой ранней стадии развития программы был нанят я и впервые испытал шок и трепет от того, каково это - работать в Netflix.

Netflix, как я узнал, делает все по-другому. Много раз я сталкивался с какой-либо внутренней деловой или юридической политикой, процедурой или принципом и думал про себя: “Это неправильно, это безумие, вы просто не можете этого сделать.” В хороший день мне удавалось держать язык за зубами, воздержаться от суждений и оставлять дома свои предубеждения о процессе производства. В плохие дни я испытывал терпение и доброжелательность своих коллег.

Когда я попытался понять причины этих различий, это помогло мне твердо запомнить, что Netflix занимается, в основном, относительно новым бизнесом - подпиской на видео по запросу (SVOD), что влечет за собой множество проблем, которые значительно отличаются от проблем театральных студий и телевизионных компаний, которым я служил на протяжении многих лет. Что еще более важно, это помогло мне собраться с мыслями и держать в голове, что Netflix – первая компания, которая взяла на себя обязательства по части SVOD в таком масштабе, и поэтому многое относимо к ее собственному усмотрению – в работе с другими ключевыми заинтересованными сторонами отрасли (например, творческими партнерами, представителями художников, другими студиями, работающими в качестве партнеров по производству и лицензированию) — по части внедрения инноваций и разработки ландшафта и плана работающей бизнес-модели. Но самым большим отличием, самым захватывающим и значимым для меня лично, было то, что Netflix не ограничивается кураторством историй и воспитанием кинопроизводства на английском языке для американской аудитории. Они увлечены открытием историй и демонстрацией художественных начинаний от художников-постановщиков по всему миру, на их собственных языках. Это помогло мне осознать, что эта инициатива, в частности, приносит с собой множество международных деловых и юридических соображений, которые, естественно, отдалены от моего более ограниченного опыта. Главный урок, который я усвоил в первые несколько недель работы в Netflix, заключался в том, что посторонние и новые сотрудники не могут интуитивно понять причины всего, что делает эта компания; такое понимание и акклиматизация приходят вследствие применения любопытства, общения, упорства и времени.

Еще одним сложным аспектом моего знакомства с компанией было то, что это очень инновационная, совместная и интенсивная рабочая среда, которая ценит людей больше, чем процесс, и постоянно стремится к улучшению. Это сделало для меня очень сложной задачу собрать представление о том, кто несет ответственность за то, что касается процесса разработки и производства. В конце концов, любопытство, коммуникация, упорство и время возобладали, и более 90 опытных профессионалов кино и сериалов активизировались в Netflix, чтобы посвятить свое время в качестве инструкторов Production Legal Lab по своим различным областям знаний, связанных с производством. Поэт Уильям Батлер Йейтс (William Butler Yeats) однажды заметил, что «образование - это не наполнение ведра, а разжигание огня». Великодушие и забота, с которыми эти специалисты поддерживали пыл и энтузиазм блестящих юристов, нанятых для участия в первом наборе Production Legal Lab, были и остаются трогательными для меня на глубоко личном уровне, который невозможно описать словами. Я обнаружил, что в Netflix люди чрезвычайно увлечены тем, что они делают, гордятся тем, что построили, они рады поделиться тем, что узнали, сделали с теми, кто решили присоединиться к рядам компании. Они действительно живут и дышат культурой компании.

Что дальше?

Для первого выпуска Production Legal Lab, в Netflix отобрали и наняли разнообразную группу из 5 исключительных юристов с различными типами и глубиной опыта. Некоторые из них были опытными практиками по сделкам, другие - судебными юристами, но у всех за плечами 3-6 лет плотной юридической работы, и большинство из них пришли в компанию из крупных фирм или признанных бутиков. Они завершили свои официальные учебные занятия и проходят ротацию в нескольких командах по деловым и правовым вопросам, чтобы применить то, что узнали, и получить дополнительные знания и навыки через наставничество и практический опыт работы.

Тем временем, все участники создания Production Legal Team энергично внедряют усовершенствования по улучшению этой программы для следующего набора “учеников”.

Что касается меня, то чувствую себя чрезвычайно удовлетворенным, продолжая слушать, учиться и применять все то, что необходимо для помощи Netflix в снабжении "учеников" всем необходимым для преуспевания в этой захватывающей новой главе своей карьеры.